leht Кренгольм


Георгиевская фабрика


больница


kreenholmi saar


пекарня


Цех Кренгольмской фабрики


роддом


цех


вторая школа


на главную

есколько киллометров южнее города Нарва на месте, где река Нарова двумя мощными водопадами срывается с обрыва, расположен остров Кренгольм. Нарвский водопад был одним из больших в Европе. Шум падения воды был слышен за киллометры. Жаль, что теперешние жители не могут уже созерцать эту красоту. О. Кренгольм застроен промышленными постройками, водопады затихли, а русло реки опустело. Вода через каналы направлена на турбины гидроэлектростанции. А из-за возникшей границы между Россией и Эстонией здесь даже не прогуляешься. Этот промышленный комплекс, которому принесено в жертву величие природы имеет важное значение для Нарвы.
    В 19-ом веке развитие экономики и техники всё больше начало влиять на наши края. В начале века было отменено крепостное право, выросло число городского населения, средневековые укрепления утеряли своё значение для Нарвы. Они стали помехой для развития города, потому что за пределы этих укреплений возводить капитальных построек было нельзя. Но город рос и рабочие руки прибавлялись. Люди научились использовать энергию реки в промышленных целях и на обоих берегах реки Нарова стали возводиться раличные промышленные комплексы. Вблизи острова Кренгольм работали: водяная мельница Чуйкина, суконная фабрика купца Моммы, фабрика барона Штиглица.
      На фабрике Штиглица в 1860 году работало 1715 человек, это была одна из крупнейших прядильных фабрик в России. Но новая эра в истории города наступила в 1856 году, когда было основано акционерное общество Кренгольмские мануфактуры с основным капиталом 2 млн. золотых рублей. Крупный акционер Людвиг Кнооп купил у Нарвского купца Судхова под новую фабрику остров Кренгольм. 30-го апреля 1857 года на острове был заложен первый промышленный корпус. Строительство продвигалось быстро, поскольку 10 декабря 1858 года были запущены первые 8 тысяч прядильных машин. К 1862 году был построен и запущен весь первоначальный корпус. Кренгольмская мануфактура стала самым современным текстильным предприятием в тогдашней России.
      Прядильные машины приводились в движение таким образом. Воду направляли на турбины через специально построенные каналы. Схема приводного устройства. Воду направляли на турбины, которые с помощью ремней приводили в движение прядильную машину На этом возведение фабрики не законьчилось. В 1870 году построили "Новую прядильную фабрику", в 1876 году к 3-этажным зданиям достроили 4-ый этаж, в 1884 году была запущена Йоальская фабрика, в 1890 году начала работу Георгиевская фабрика. К 1872 году на фабриках работало уже 6 тыс. рабочих.
      Как уже сказано, Кренгольмская фабрика была достаточно современным предприятием. Общая площадь фабричных помещений в 1906 году составляла 1 507 755 квадратных футов (495 972 м2). Цеховые помещения были 4-4,5 метров в высоту, потолки опирались на металлические конструкции. Это ослабило нагрузку на стены, что позволило оставлять больше проёмов для окон. В добавок к дневному свету в 1906 году рабочее помещение освещало 4 391 газовых ламп, в конторе и в части двора было электрическое освещение. Была сделана неудачная попытка осветить электричеством всю фабрику. Газ для освещения изготавлялся на самом Кренгольме. Во всех фабричных помещениях работала вентиляция - с вентиляторами и металлическими вытяжными трубами. На особо пыльные рабочие места была установлена дополнительная вентиляция. В добавок к этому пыль в воздухе помещения удалялась с помощью особых увлажняющих приспособлений. Причиной этому была большая взрывоопасность пыли. Помещения убирались несколько раз в день. Все фабричные здания были построены из несгораемых материалов. На всей фабрике существовала автоматическая система пожаротушения, когда температура в помещении поднималась до определённого уровня, запускались насосы и вода рспылялась через специальные устройства над источником пожара. Читай и удивляйся, что даже современные предприятия не все могут этим похвастаться.
      Здания отапливались с помощью центрального отопления ( подобие центрального отопления ), на фабрике имелись даже канализация и водопровод. Остаётся впечатление, что условия работы там были хорошие, но всё не так просто. Рабочие жаловались на черезмерную жару, вентиляция работала не лучшим образом. Но самое большое недовольствие у рабочих вызывали внутренние порядки на фабрике. Долгий рабочий день от 5 утра до 8 вечера, опаздавшего на работу или плохо работающего работника могли наказать денежным штрафом. Так же рабочие должны были платить штраф за поломанные станки.
      В добавок к промышленным зданиям в комплекс Кренгольма входили ещё многие постройки. В первую очередь это рабочие казармы. В этих казармах жили в основном приезжие и их семьи. Маленькая комнатка на двоих или троих человек , общая кухня вот и всё, что предоставлялось рабочему. Директору, администрации и мастерам полагались квартиры соответственно их занимаемому положению в иерархии фабрики. Ещё часть рабочих проживало в домах " господина Крамера", тамошние условия были значительно хуже, плохая вентиляция и теснота.
      У Кренгольмской мануфактуры имелась собственная 2-ух летняя школа, поскольку на фабрике работало много несовершеннолетних и безграмотных. Позже была открыта ещё и бесплатная музыкальная школа для всех желающих. У Кренгольмской мануфактуры была собственная баня (для рабочих завода бесплатно) в одни дни для мужчин, а в другие - для женщин. Так же имелась прачечная с горячей водой, где рабочие могли сами бесплатно постирать свою одежду. Уже с начала учреждения фабрики работали ясли, где работники могли оставить своих детей на целый день.
      У мануфактуры имелись магазины, где в годы неурожая цены на продукты держались на приемлемом уровне. Начиная с 1893 года на Кренгольме работала собственная пекарня. В 1880 году была построена мельница. Вместе с первыми магазинами на Кренгольме был открыт рынок. В 1881 году вместо старого построили новый большой рынок.
      В 1879 году была открыта телеграфная точка, она работала с 8.00 до 16.00 каждый день. Почта привозилась два раза в день из Нарвского отделения связи. Между важнейшими участками завода работала телефонная связь. Начиная с 1872 года на Кренгольмской мануфактуре был собственный полицейский участок. Поскольку фабрика постоянно расширялась, то возникла необходимость в строительных материалах. В 1880 году мануфактура приобрела вместе с имением Йолла кирпичную фабрику Кулгу. Эта фабрика была переоборудована по последнему слову техники.
      Население Кренгольма всё возрастало, но в те времена не одно семейное событие ( рождение ребёнка, свадьба, похороны) не проходило без церкви. Так в 1881-1884 годах была построена Александровская лютеранская церковь, а в 1890-1896 годах построили православный Воскресенский собор. У Кренгольмской мануфактуры была своя больница, для её содержания удерживали две копейки с рубля из зарплаты каждого рабочего. В 1885 году мануфактура купила участок земли в Сийвертси. Земля понадобилась под кладбище. Кладбище было поделено на две части, на одной хоронили лютеран, а на другой православных.
      Таким образом Кренгольмская мануфактура представляла собой как бы отдельный город. Надо сказать, что и в современной Эстонии нет аналога такому комплексу, который до сих пор является крупнейшим работадателем в городе и скоро будет отмечать свои 150 лет. А так же и по сей день работают построенные Кренгольмом учреждения.
      Кренгольмская стачка
И всё же не уникальный промышленный комплек и не превосходные кренгольмские ткани, не принесли мануфактуре такой славы, как забастовка 1872 года. Одна из первых стачек России, именно Кренгольмская стачка попала на страницы учебников истории.
      Летом 1872 года в Эстляндской губернии вспыхнула эпидемия холеры. Тяжёлая болезнь убила много людей. Беда не обошла стороной и Кренгольм. К 10-ому августу 1872 году от болезни умерло свыше 30-ти человек. Боясь распространения болезни на фабрике, 120 фабричных рабочих обратились к местной жандармерии с просьбой, разрешить им уволиться с фабрики до оконьчания контракта. Местная жандармерия и администрация фабрики дали разрешение и записали фамилии увольняющихся. 11-го августа рабочее место оставило 250 человек. О положении на фабрике было доложено Эстляндскому губернатору, последний послал на место врачебного эксперта, доктора Фалка. Посетив Кренгольмские казармы и больницы, доктор остался доволен. В казармах имения Йоллы условия жизни оказались плохие, рабочии и их семьи жили в большой тесноте. Доктор Фалк увидел в одной комнате 12 кроватей, где здоровые лежали вместе с больными. На дворе казармы царил ужасный беспорядок, отхожие места настолько были заполнены, что к ним невозможно было подойти. Люди справляли свою нужду прямо во дворе. Посередине двора стояла открытая помойка, она была переполнена и помои растекались по всему двору, распространяя невыносимый запах. Для поддержания порядка дворов и домов владелец земли не делал нечего. Врачебный эксперт доложил о положении Эстляндскому губернатору М.В. Шоховскому. Губернатор сделал предписание местному гакенрихтеру переселить рабочих в другие помещения, вычистить дворы и дезинфицировать отхожие места. Кроме того некоторые кренгольмские ткачи высказывали недовольствие внутренним распорядком Кренгольмской фабрики. Из донесения начальнику Губернской жандармерии можем читать о том, что со стороны кренгольмских ткачей администрации фабрики были предьявлены следующие требования.

  • Увеличить обеденный перерыв вместо 1-го часа до 1,5 часа
  • Начинать рабочий день не с 5-ти утра, а с 5.30
  • Повысить оплату за кусок материала в 50 аршин до 40 копеек
  • Штрафовать за поломку деталей машины в соответствии с его стоимостью (до сих пор брали больше)
  • За плохую работу и маленькую выработку не штрафовать, а уволить с фабрики
  • Устранить с фабричной больницы фельдшера Палкина
  • Заменить в должности старосты Петера Сякка
  • Не удерживать с учётной книжки деньги без согласия работника (учётная книжка сейчас аналогична кредитной карточке)
  • Дать фабричным детям больше времени на посещение школы
  • Управляющий фабрики Г. Кольбе просмотрев требования, нашёл часть из них спрведливыми и счёл возможным их удовлетворить. По другим же требованиям, которые касаются оплаты труда и рабочего времени, управляющий фабрики обратился к акционерам фабрики в Москву, поскольку решить эти вопросы было не в его полномочиях. Около 500 рабочих прекратили работу до ответа на их требования ( всего 500 из 7000 чел.). К 21. августу 1872 года была достигнута договорённость между 40 представителями ткачей и управляющим Г.Кольбе. При заключении договора присутсвовали: Эстляндский губернатор Шаховской, начальник Петербургского жандармского управления Бирин, управляющий фабрики Г.Кольбе и 40 представителей ткачей. Управляющий фабрики Кольбе на основании ответа из Москвы, счёл возможным удовлетворить все требования рабочих кроме двух, оплаты труда (так как это зависело от рыночных цен) и увольнения фельдшера Палкина (считал эту просьбу несерьёзной для того уровня переговоров). 22-го августа ткачи приступили к работе. Эпидемия холеры начала отступать, так как были приняты меры по борьбе с антисанитарией. Рабочие, ранее уволившиеся с фабрики, вернулись обратно.
          В начале сентября 1872 года среди рабочих прошли новые волнения. Причиной их стали слухи, как будто управление фабрики не собирается выполнять условия соглашения, некоторые из рабочих считали, что бунтовщики разрушили их привычный уклад жизни. От лояльных к администрации рабочих поступила жалоба с просьбой устранить с фабрики предводителей забастовки, а именно Якоба Тамма, Вильема Прейсманна и ещё некоторых лиц . Возникла конфронтация между рабочими, на фабричных собрания они перекрикивали друг друга и нарушали порядок. В последствии было установлено, что слухи и жалобы были специально сфабрикованы самой администрацией фабрики.
          9-го сентября гакенрихтер отдал распоряжение арестовать Якоба Тамма и Вильема Прейсманна и поместить их в городскую тюрьму якобы "идя навстречу трудящимся". 11-го сентября 200 рабочих фабрики в угрожающей форме потребовали немедленного освобождения своих товарищей. Начался бунт, кучка рабочих загородили мост ведущий на фабрику, не допуская таким образом остальных к работе. Жандармы силой попытались расчистить проход к фабрике. Это им удалось, но несколько жандармов и сам гакенрихтер были ранены, их закидали камнями. В ответ на это гакенрихтер велел арестовать самых активных бунтовщиков, но разгневанная толпа освободила своих товарищей, при этом жестоко избив охранников. Поскольку ситуация выходила из под контроля, то гакенрихтер обратился за помощью к войскам. Пол батальона солдат под командованием полковника Рейнвальда взяло фабрику под свой контроль.
          12-го сентября на Кренгольме происходили новые беспорядки, рабочие требовали осбождения Вильяма Прейсманна и его товарищей. Эстляндский губернатор принял решение самолично прибыть на место происшествия. По просьбе губернатора из Ямбурга войскам было прислано подкрепление. К 13-ому сентября ситуация на Кренгольме была под контролем войск.
          14-го сентября на Кренгольм прибыл Эстляндский губернатор Шаховской. Было начато расследование для выяснения причин и виновников беспорядков.
          15-го сентября работа на фабрике возобновилась. 22 человека были арестованы по подозрению в активном участие в творящихся беспорядках.
          19-го сентября сочли возможным вывести войска с Кренгольма. Следствие пришло к выводу, что политических мотивов в беспорядках не было. Причиной случившегося сочли неумелое управление фабрикой со стороны администрации. Не находя в течении длительного времени решения в наболевшем вопросе ткачей, создалась ситуация, в которой возникшая эпидемия холеры, переполнила чашу терпения рабочих и толкнула их на забастовку. Не извлекая никакого урока из августовкой забастовки, руководство фабрики попыталось в начале сентября посеять вражду между рабочими. Результатом чего стали крупнейшие волнения трудящихся тогдащней России. Арестованные Вильям Прейсманн с товарищами были осбождены из под стражи, но было принято решение не допускать их больше на фабрику. Многих участников сентябрьского бунта осудили на каторгу.




    [an error occurred while processing the directive]

    [an error occurred while processing the directive]